?

Log in

andavior
01 July 2017 @ 04:22 pm
Неожиданно и внезапно начал вновь вести лайвжорнал. Точнее - начал пытаться вести этот довольно странный вид дневника, который представляет собой нечто среднее между осознанным и запротоколированным желанием к самовыражению и документом собственной профпригодности к написанию текстов малого и среднего формата. Короче говоря, потребность есть, а писать в стол - лень, поэтому буду публиковать различные мыслишки, рецензюшки и прочее (всё это в реале обычно помечается такими тегами, как "графомания", "потуги", "послания в воздух всем и никому" и т.п.) здесь, набивать руку, набивая нехитрые (а, может, и наоборот - чересчур надуманные и запутанные) тексты в бложек. 

Не судите строго.
Мир нашему дому.
Камин.
 
 
andavior
20 January 2017 @ 11:25 pm
***  
Пхеньян

я никогда не поеду в Пхеньян
но мое подсознание где-то там
где страшно бежать до самых небес
и собирать камни

где в сладковатой дымке холмы
(я как и все
повторяю: забыть...)
розовые
белые
золотые
(... если не в силах исправить)

Владивосток — Пхеньян самолет
северокорейских авиалиний
связывает непрочно наши ладони
наши глаза с обеих сторон стекла
я говорю что с той стороны — лишь плесень
ты отвечаешь что с этой — иней и лед

вижу:

(впалые щеки вздутые животы
тяньаньмэнь мотыгу пронзенное кистью небо
липовый мед молоко в красном тереме а-ня-няс
кюгасао и хигосиму)

тень небоскреба подползающую к полудню

в Пхеньяне сегодня солнечно как всегда


 
 
andavior
11 January 2017 @ 06:50 pm
***  
Альцгеймер

вижу так: лет через -сят уехать из белокаменной
построить в провинции (у моря конечно) дом
свободно владеть тремя иностранными языками но
забывать про субботнюю секцию айкидо

жить трезво питаться правильно и почти без усталости
пробегать до обеда шесть километров кросс
сад разбить (такая вот буржуазная старость где
сходятся тропки какие кости ни брось)

вечерами выгуливать пожилого мопса на побережье и
вновь и вновь оставлять на мокром песке письмо:
так-то и так-то все хорошо тешу себя надеждами
почему-то смешно ведь в такое вступил дерьмо

что на оставшиеся лет -надцать не хватит совести
постмодернистской иронии ну и чего там еще
как бы отмыться напиться на пирсе до состояния невесомости
чтоб в голове наконец-то услышать тот самый «щелк»

По возвращении позабыть к херам номер здания,
шиболет для домашнего робота... Даже пароль айос.
А потом — взять билет. Улететь к тебе. В Самару или Австралию.
В ламповом баре дрожащей рукой доливать пивос.

(что до мопса: выбрать правильную авиакомпанию
взять в салон самолета хороший мопс


 
 
andavior
06 September 2016 @ 09:57 pm
***  
Рига

                                 "comment dire" (S. Beckett)

Звонят колокола. Восемь утра.
Сгибают спины мрачные коты.
Остановлюсь. Одернет полицейский:
пустые губы что-то спросят, но
я не услышу — всё заполнит гул.

Пульсирует, пульсирует в ушах:
и я уже не властвую над звуком,
(Как будто бы оглох? На самом деле?)
и стыд от этой странной глухоты.

Ни слова не произнесу, ни слога.
Лишь "а" немое выпущу дыханием.
С ним, обжигая горло, нёбо, щеки,
ударит по зубам поток чего-то,
что, вдруг с огромной силой вырываясь,
заставит пожалеть… Но поздно, поздно.

Забьется голубь. Окна наверху
захлопнут. Стихнет звон. Как будто
по-прежнему: звонок велосипеда,
стук каблуков по старой мостовой,
трещетки птиц, гудение моторов —
как будто далеко до тишины…

И все-таки я потерял кого-то.
Но как сказать, кого? Но как сказать?
 
 
andavior
24 August 2016 @ 10:10 pm
***  
Август

Деревья за окном зашелестели,
легкомоторный сбоку зашумел,
дождь заблестел на листьях — свет придал
торжественную жесткость, беспокойство.

Гул нарастал. Вопрос «Зачем я здесь?»
не столько в пустоту и неуместен,
но распадается на многоточья птиц,
на линии ветвей и облаков.

Я обречен припоминать ответ,
который знал (пусть даже и секунды):
вот в этом облаке твои глаза,
а в этом (совпадение!) — твои!

И вот еще: как будто бы ладонь,
приподнимавшая меня когда-то.
А, может, это пятна на столе,
узоры на ковре и силуэт,
что обозначился за шторами, когда
ложился спать, боялся утонуть
в багрово-черном ромбе одеяла,
гудении кузнечиков в траве.

 
 
 
andavior
22 August 2016 @ 08:15 pm
***  
После семинара

              «Лишь чернил воздушных проза неразборчива, легка» (О. Мандельштам)
         
             «Цвет небесный, синий цвет,
              полюбил я с малых лет» (Н. Бараташвили / Б. Пастернак)



Крик при рожденьи — стыд.
Дрожь — страх и холод. Не согреться
и не спастись от этой красоты.
Иные спорят: «Что есть красота?»,
но разве нет её?

Цвета:
зеленый, синий — все милы.
Земля и небо. С малых лет люблю
иных цветов в глазах стрекоз и кошек
обломки, сколы. Всё перемешалось
в чернил воздушной прозе (как легко!).

Пытаюсь там найти тебя (кого «тебя»?),
и, пусть не карандаш, скорее — ластик,
разборчиво читаю и пишу,
стараясь обходить, но возвращаясь
в места, закрытые цензурой. И нельзя
вообразить, что в них.
И символа для них не подобрать.
Лишь обозначить — «здесь моя вина».

Мой внутренний порок
есть в этом бесконечном повтореньи.
Пусть говорят — попытки тщетны, но бубня
одни и те же строки, я уверен,
нет, верю — я найду тебя
не за чертой страницы, может быть,

на пыльном подоконнике, где луч,
(где взгляд?) бежит по занавеске,
засохшим мотылькам, тетрадке, дальше —
по паутинке, в зелень, синеву,
туда, где проза или комментарий —
не разобрать, не различить уже.

 
 
andavior
05 April 2015 @ 12:55 pm
***  
Tystnaden

Памяти Тумаса Трастрёмера

1.

Я, словно спохватившись, открываю
окно в Стокгольм, в Балтийские моря.
Там — голос Ваш, который я не слышал
и не услышу больше никогда.
Двадцатый век и Ваше фортепиано —
всё там, за занавешенным окном,
где в траурных цветах плывут гондолы
и кофе будто срезанный цветок.

2.

Как много мы теряем, узнавая
о тех, кто далеко из новостей,
с больших экранов и с экранов малых,
разрезанных на фильмы, фразы, смех.
Как много мы теряем в этом вихре
немых сфотографированных лиц,
где все, кто замолчали на мгновенье,
когда-нибудь замолкнут навсегда.

3.

Когда-нибудь нам всем найдут замену.
Найдут ее, конечно же, и Вам.
И, может быть, стихов не прочитают,
написанных на мертвом языке…
Лишь юный Йохан будет удивляться
созвучиям певучим и тугим.
В заиндевевших стеклах будет видеть
улыбку умирающей Эстер.
 
 
andavior
23 March 2015 @ 11:27 pm
***  
Трактат

От тебя мне осталось несколько слов.
Да и то — как будто бы не расслышанных.
Я не помню тебя. Но откуда же занесло
все эти нелепые четверостишия?

От прикрытых век, от движения языка,
от прикосновения кожи к коже и
от минут, что не были пригоршнями песка,
но казались мыслимыми, возможными.

Я не помню тебя, но я помню твои глаза.
И (хотя в моем будущем нет ни логики ни философии)
они будут со мной, даже в час, когда белая полоса
сделает все слова мои невесомыми.

В опустевшем доме, в беспорядке и холодах
буду писать адреса, имена, фамилии,
узнавать в стихах тех, что были когда-то тогда
произносимыми, близкими, милыми.

Никого не узнаю и, отчаяшись, стану шептать:
"Вернись, прости и спаси меня..."





 
 
andavior
25 April 2013 @ 02:52 pm
Тексты Анатолия Бодрова, исчезнувшего в бездне страхов и сомнений. На самом деле, стишков осталось чуть больше, но стоят внимания, на мой взгляд, только эти три. Такие дела.

***

                                               В.

И тогда, оказавшись по разные стороны баррикад,
мы обратимся в рыжих собак, бандерлогов и барракуд.
Нас разведёт не моя рука и увы не твоя рука,
и на эти слова нас не раз с тобой обрекут:

"... всё что сказано ложь всё что сказано было так
и никак иначе никак нельзя и бумага тлен
а поэту что нужно: Отчизна, церковь, плита
и бутылка водки с селёдкой на покрытом клеенкой столе..."

Я скажу, что не верю ни их губам, ни даже своим губам,
этим грязным губам, читающим молитвы наоборот.
Не покинь меня в этот год, приласкай, вытри пот со лба
и пока не поздно - закрой мой нелепый рот.



Антиной

Император Адриан,
потеряв своего любовника,
повелел в городах великого Рима,
воздвигнуть скульптуры и памятники
молодому богу,
утонувшему в водах Нила.

Так и я,
потеряв тебя,
снова и снова
воздвигаю нелепые фигуры этих слов,
монументы ускользающей памяти,
как будто стремясь
оставить след на песке,
обнаженном отливом.



Зимняя ночь

Тютчев лукавил, шепча: "Мо янь,
пенью внимай их...", и чёрт бы с ним,
если б я помнил, что ты - моя,
если б я слышал твоё "Проснись".

Знаешь, как страшно идти ко дну,
всё отдаляясь от мелких мест.
Я понимаю, что я тону -
дай мне остаться в своём уме.

Только глаза твои, мон ами.
Только движения нежных рук.
Дай мне забыть, что настанет миг -
и я забуду про всё вокруг.

Дай мне забыть, что настанет час -
и я останусь навеки там,
где не горит на столе свеча,
где надвигается темнота.
 
 
andavior
25 March 2013 @ 07:05 pm
***  
Пробелы

Время такое - не горе и не беда.
И любой путь верен, по которому бы ни шёл,
все города одинаковы. Но иногда
хочется переехать, пожить где-нибудь ещё.

Не объяснить: ни зачем, ни почему, ни за кем.
Просто - каждая линия, каждый угол имеют вес.
Это как будто речь на непонятом языке,
на котором пытаешься что-то сказать себе,

слышишь в ответах только слова, слова,
но вот с недавних пор - что-то помимо слов.
Время такое - я перестал тебя узнавать,
город мой белыми листьями занесло.

Фразы, которые, думалось - не сломать,
первыми проржавели, пошли на слом.


 
 
 
andavior
18 March 2013 @ 11:38 pm
***  
Пианист


                                                                                Франсуа де Рубэ

Наверное, не так смешны иногда становятся несуразицы,
что невозможно жить и по эту сторону, и по ту.
Ты думаешь, музыка - это море, но в том и разница,
что здесь не бывает спасшихся на плоту.

Порою, голос, вселяющий болезненную уверенность,
звенит в ушах, раздается из-за спины.
Ты можешь долго качаться как будто на водной поверхности
и вдруг нырнуть за ним без ощущения глубины.

Возможно, неполнотой, возможно, непониманием мучимый,
возможно, по старой привычке поддавшись движению волн,
ты внезапно поймешь, кому все твои созвучия,
во имя кого, для кого.

Почувствуешь в бездне чье-то невидимое присутствие,
коснешься чьей-то мягкой, теплой руки.
И остановятся губы, повторявшие минуту назад без устали:
"... пока не поздно - беги".

 
 
andavior
27 December 2012 @ 08:34 pm
Ну, наверное, в ожидании традиционной всеобщей (пусть и какой-то вялой в этом году) волны подведения всевозможных итогов, стоит и мне, наверное, оформить в небольшой материал собственные музыкальные, правда не совсем обычные, а, как и здесь, более чем тридцатилетней давности. На этот раз у нас на дворе 1980 год - формально, первый год нового десятилетия, которое одни называют расцветом, а другие - крахом западной поп-музыки. Год, богатый на сильные пост-панк релизы, а также ознаменовавший собой начало эпохи нео-романтиков в нью-вейве.

Вообще этот пост должен был появиться ещё в начале октября, но многочисленные поездки не давали возможности подвести окончательные итоги и как следует обдумать то, что было прослушано.

Read more...Collapse )
 
 
andavior
16 December 2012 @ 10:03 pm
Вот, кстати, милый и забавный флешмоб (обычно я флешмобы не люблю, но здесь - грех не поучаствовать).
От участника требуется придумать что-то вроде описания к названию книги или произведения, которое рандомным образом генерируется предыдущим участником.

У меня получилось что-то вроде псевдорецензий, по стилистике напоминающих то ли материалы с Openspace, то ли заметки с книжного блога в "Афише". Серьёзно воспринимать это не стоит, ибо графомания, но результат зафиксировать нужно - возможно в дальнейшем у меня получится сделать что-то вроде цикла постмодернистских миниатюр, объединённых общим посылом. 
А пока спасибо Артёму (av_952) за стимул. В нашу редакцию поступило аж три книги: "Зороастризм и искусство езды на лайках", "Человек с бульвара Сансет" и "8 печать к востоку от Красных Холмов". 


Не читайте, если не хотите разочароваться...Collapse )
 
 
andavior
01 July 2012 @ 07:45 pm
***  
Письма

1.

Звукозапись - величайшее изобретение среди мусора,
придуманного человеком со времён заката античной драмы.
Я люблю твою музыку, но только, когда эта музыка
не тянет на дно оркестровой ямы,

но делает мысли по-детски наивными, чистыми,
ведь не так уж важно, какой формы в небе облако серебрится,
не важно, ветер ли в нас кидается листьями,
или же с веток сами срываются листья.

Пусть всё это звучит странно, самонадеянно,
но каждым словом я вновь и вновь доказываю, что существую,
боясь потеряться между четырьмя с половиной стенами,
книжным шкафом, кроватью, столом и стулом.

2.

Да, скоро осень. Я помню, что мы расстанемся.
Пусть и не так, чтобы навсегда, но уже нестерпимы
аэропорты, дороги, железнодорожные станции,
четырёхкрылые серафимы.

Мы встретимся позже, быть может, чуть более взрослыми,
быть может, не здесь. Правда, разница будет в том, что
всё вокруг, обещаю, станет чуть более просто и,
обещаю, менее тошно.

У нас с тобой будет долгая и счастливая жизнь, дорогая.
Да, долгая и счастливая.
Когда-нибудь и у нас будет долгая и счастливая жизнь.
Очень долгая. Очень счастливая.

 
 
andavior
Сегодня немного пройдёмся по тяжёленькому.
_____________________________________________

Black Sabbath - "Heaven and Hell" (1980)


Released: 25 April 1980
Label: Vertigo
Producer: Martin Birch

Хм... очень странная ситуация. Я, честно сказать, не уверен, как рассматривать хард-н-хеви записи конца семидесятых, ибо сам этот жанр, не предполагающий каких-либо существенных инноваций, консервативен до жути. Развитие здесь прследить сложно, все песни строятся по сходным лекалам и крутятся вокруг одних и тех же форм. С другой стороны, чего ещё надо?
Виртуозные гитары, смачные тембры, сочные ударные, драматический вокал, отстранённая тематика текстов... В этом отношении, стоит сказать, Black Sabbath всегда стояли особняком, приподнося в довольно банальный стиль солидную долю инфернальщины и чертовщины (ну, оно понятно). Но всё-таки, "Heaven and hell" - это запись уже не тех легендарных Блэк Саббат, рвавших шаблон тяжёлой музыки и в чём-то определившие её развитие в семидесятых.
После того, как Оззи ушёл в свободное плавание, на смену ему пришёл Ронни Джеймс Дио, известный своим участием в группе Риччи Блэкмора "Rainbow" - великолепный вокалист, несколько повёрнутый, правда, на фентези-тематике, рыцарях, драконах и прочей сказочной снеди. И, что интересно, местами "Black sabbath" звучат практически неотличимо от "Радуг" с той лишь разницей, что манера игры Айоми чуть более вязкая, нежели почти академические запилы Блэкмора. Во всём остальном - ну да, вот открывающий трек "Neon Knights", похожий на все открывающие треки Rainbow, вот тяжёлая баллада "Children of the sea", с расплывчатой под стать названию лирикой, вот "Lady Evil", продолжающая традицию Deep Purple по созданию хард-рока из попсы, а вот заглавный трек - эпическая многочастная вещь с традиционным суперсоляком (почти "Stargazer")... Не, в принципе, наверное, это здорово. Как я уже сказал, хард-н-хеви не терпит новизны - главное, чтобы фаны получили свою порцию волшебства и чёрной магии и смогли хотя бы на время оказаться в сказочном мире рыцарейдраконов, даже если об этом мире уже спели тысячу раз.
В общем, альбом как альбом, как мне кажется. Всё здорово, всё круто, но как-то скучновато и предсказуемо. Выбивается из ряда правильных хард-н-хеви песен разве что блюзанутая баллада "Lonely is the Word", да и то потому, что процент гитарных запилов здесь намного выше нормативного значения даже для Black Sabbath.
 
Лучшие песни:  Neon Knights, Heaven and Hell, Wishing Well, Lonely is the Word


Ozzy Ozbourne - "Blizzard of Ozz" (1980)




Released: September 20, 1980
Label: Jet
Producer: Ozzy Osbourne, Randy Rhoads, Bob Daisley, Lee Kerslake

Раз уж отметили "Black Sabbath", "Blizzard of Ozz", сольник их бывшего вокалиста Оззи Осборна, обойти вниманием было бы несправедливо.
В принципе, говорить об этом альбоме много не стоит. 1980-й год был богат на хеви-металлические записи от отцов-основателей этого жанра (тут тебе и Judas Priest, и AC/DC, и, конечно же, Black Sabbath), ну и от дерзких новичков тоже (здесь стоит упомянуть какой-никакой дебютник Iron Maiden). Кем считать Осборна, выпорхнувшего из гнезда "Чёрного шабаша" - вроде как сомнений не вызывает . 
Самому Оззи эта запись далась из-за личной трагедии непросто. Но, как отметили в Би-би-сишном "Seven Ages of Rock", он справился и записал альбом, считающийся если не классикой тяжёлого жанра, то уж точно одной из его важнейших вех. Хотя, по сути, ничего здесь сверх-выдающегося нет, и в основном Осборн берёт харизмой. Большинство песен здесь - либо грозные боевички с по прежнему вызывающим, но уже наскучившим заигрыванием с бесовщинкой, либо пресноватые баллады. Исключения два: шедевральная "Mr. Crowley" (да-да, посвящена тому самому Алистеру Кроули) и до скрежета зубовного узнаваемая с первых аккордов "Crazy Train". Всё остальное, так скажем, на уровне. Но и это, как говорится, неплохо. 

Лучшие песни: Crazy Train, Mr. Crowley, Revelation (Mother Earth)


AC/DC - "Back in Black" (1980)




Released: 25 July 1980
Label: Albert/Atlantic Records
Producer: Robert John "Mutt" Lange

Кто бы что ни говорил, но самый офигенный хард-н-хеви альбом в 1980-м году выпустили всё-таки австралийцы AC/DC. 
Все мы помним, что, разыгравшись к концу семидесятых, и, казалось бы, выпустив эталонный Highway to Hell, они лишились вокалиста Бона Скотта, чья смерть в результате алкогольного отравления поставила под угрозу существование группы. Но на то он и поп-коллектив, что "шоу должно продолжаться", как бы банально и затёрто это ни звучало. С Брайаном Джонсоном группа выпустила сочную, жирную пластинку, каждая из десяти песен которой практически безупречна (для своего стиля, конечно). Кроме шуток, что ни возьми: хоть инфернальную "Hell Bells", хоть похабную "Given the Dog a Bone", хоть женоненавистнический боевик "Shoot to thrill", хоть гимн пьянству "Have a Drink on me" (здесь, правда, стоит отметить, что этот гимн посвящён Скотту, которого это пьянство и погубило) - все сделано согласно канонам, но лучше, намного лучше. На протяжении сорока с лишним минут группа обрушивает на слушателя дерзкие риффы, агрессивные гитарные запилы, визжащие как твой Мессершмитт вокальные атаки Джонсона... и всё это звучит, ей-богу, очень круто. 
Так круто, что забываешь за всем эти, что по сути дела здесь ничего нового и нет, что тематика песен проста как три копейки ("Секс, наркотики, рокенролл", ну да), что каких-то драматических изысков здесь и рядом не валялось (подумать только, здесь нет баллад - традиционных номеров для хеви-альбомов). Впрочем, как сама группа поёт в завершающем треке, "rock'n'roll is just rock'n'roll". А большего и не надо.

Лучшие песни: Hells Bells, Shoot to Thrill, What Do you do for money, Back in Black, Shake a Leg